Cпецпроекты

Парфюмерные ароматы с запахом смерти


0 483 20

Весной мысли об Эросе и Танатосе посещают с приблизительно одинаковой частотой. Умирает старая оболочка, пробуждается к жизни новая, и в постоянстве этого наблюдения есть свое удовольствие.

Хорошая привычка — каждый год покупать после дня весеннего равноденствия новый аромат. Но розы и мимозы — слишком очевидный выбор для искушенного. К тому же их оригинал превосходит во сто крат самую прекрасную композицию, заточенную во флакон. Зацепить чье-то внимание, если цель именно в этом, гораздо проще с помощью духов, создавая которые парфюмер думал о смерти. Конечно, и тут нашлись шутники, подсуетившиеся и выпустившие туалетную воду Eau de Death, которая, как они утверждают в ролике на YouТube, отпугнет от своего носителя кровожадных зомби.

Заявлено, что главные ингредиенты парфюма — химические соединения кадаверин и путресцин, которые отвечают за запах ранней стадии разложения органики. В видео также говорится, что для одеколона с настоящим ароматом смерти пришлось добавить метантиол, которому обязана своим врезающимся раз и навсегда в память запахом гниющая капуста.

Сомнительно, чтобы кто-то всерьез купил такой парфюм, но в арсенале магазина ужасов или самого дурацкого подарка он вполне уместен.

Другое дело — имитация аромата похоронной процессии, мокрой земли, примерзших хризантем, лилий, мирта, ладана и всего того, что настраивает человека на мысли о вечном. Среди масс-маркета такой искать не стоит. Формула такого парфюма и, соответственно, компоненты, будут стоить слишком дорого, чтобы оказаться потом на полке магазина с польским стиральным порошком и турецкими помадами. В категории люкс одним из самых заметных явлений в этом плане стала ладанная серия из пяти ароматов Comme des Garcons Series 3 Incens. Интенсивный, возвышенный аромат церковных благовоний полюбили многие модники, выбирая то Avignon, то Zagorsk в качестве спутника на светскую вечеринку. Это были ароматы-диалоги, но не парфюмерный катарсис, после которого прежнее восприятие мира парфюмерии уже невозможно.

Многообещающим выглядело в 2011 году появление De Profundis французского парфюмера Serge Lutens, который в каждом из своих нечастых интервью рассуждает о бренности бытия. Выражение De Profundis восходит к покаянному псалму 129: «Из глубины воззвав к Тебе, Господи». Сам Лютенс заявил, что в его понимании Смерть — это женщина, а аромат об этом лишь напоминает. Мрачным поэтическим отзывам поклонников марки было не счесть числа, и с помощью знакомой мне тогда удалось попробовать этот аромат. В Киеве о нем еще не знали. «Но где мрак? Где бездна?» — спросила я у нее, вдохнув запах каких-то горьковатых цветов, отдаленно напоминающих крымскую лаванду. Через несколько минут этот букет стал сладковатым, вызывая ассоциации с фиалковой пудрой. Я напрасно пыталась уловить тлен и пепел или хотя бы мирт, который в изобилии растет на кладбищах в Европе. Потом аромат исчез.

Через несколько лет на  аукционе eBay всплыл флакон с интригующей этикеткой Dead Writers. Коллекционеры несколько разочарованно делились отзывами: «Комбинация нот напоминает запах старых книг в библиотеке или человека в поношенном вельветовом пиджаке, который мог бы так пахнуть». К впечатлениям прилагалась пирамида аромата: черный чай, ветивер, табак, гелиотроп, мускус и ваниль. Но каждая из этих нот — скорее о гедонизме, чем о разговорах с высшими силами.

Аромат La Fin du Monde ELDO ресурс Fragrantica описывает как дымный, пудровый и… съедобный. Конец света в версии марки — это попкорн, семена моркови, кунжут, тмин и черный перец, а еще ноты ириса и фрезии. Базовые ноты — стиракс и порох. Это некий намек на пирамиду Маслоу: после обильной еды и эстетического наслаждения наступает взрыв и конец, без рождения Сверхновой.

Наконец, в Великобритании художники Йон Томсон и Элисон Крейгхэд создали духи Apocalypse тиражом только в 50 экземпляров. Цена — 300 фунтов стерлингов за флакон в тяжелой шкатулке, плюс налоги — и это самый дорогой аромат, воплощающий смерть всего сущего. Вдохновлялись они Откровением Иоанна Богослова — последней книгой Нового Завета. Аромат, судя по описанию создателей, не заигрывает с носителем через зефирки и карамельный сироп в латте, лишь к концу открывая свою мрачную сущность, напрямую сообщает: здесь есть гром, кровь, скалы, ладан, полынь, железо, сожженная плоть и сера.

Крейгхэд называет это сочетание «химическим портретом Судного дня». И в отзыве на сайте Смитсоновского института указано, что за иллюзию запаха крови здесь отвечают альдегиды, лактоны, роза, гром — это смесь озоновых и земляных нот, а нота земли создается с помощью аромата пачули и дубового мха. За «плоть, сожженную огнем» отвечает кумин и несколько других компонентов. Получившиеся духи художники назвали одновременно самыми желанными и отвратительными.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: